суббота, 22 апреля 2017 г.

Пост памяти.

Всем привет и доброго дня.
Сегодня будет два поста, первый о том, что занимает мои мысли, тяжелый пост, поэтому можете сразу его закрыть и перейти ко второму, традиционно посвященному скрапу.

В этом апреле произошло событие, которое трагично ударило по нашей семье. 

Две недели назад ушла из жизни моя прабабушка, в возрасте 92 лет, которая жила с нами почти 9 лет, после того, как мы ее забрали из дома на Украине, когда проблемы со здоровьем уже не позволяли ей вести хозяйство самой. Последние полтора года выдались особенно тяжелыми, она перестала ходить, а после и вставать с кровати. Большую часть забот по уходу за ней взяли на себя дед и моя мама, мне же оставалась роль сиделки, которая в течение дня присматривает, помогает, в случае необходимости зовет на помощь, благо, что работа у меня позволяет быть дома, да и учеба перешла в пассивный режим до защиты диплома. Но несмотря на все трудности, было приятно ощущать, что нахожусь дома не одна, заглядывать к ней каждый раз, когда прохожу мимо ее комнаты, слушать рассказы, часть из которых она под конец придумывала, ворчать и жаловаться матери на очередную странную выходку, которые происходили все чаще. Сейчас эти чудачества кажутся такими незначительными.
Это было неотъемлемой частью нашей жизни. 

И вот в Вербное воскресенье все резко оборвалось. 

Моя прабабушка была сильным человеком, которому пришлось очень многое пережить и повидать за свой почти вековой путь в этом мире.
Родившись в 1925 году в многодетной семье, она застала смену эпох. Ее мать рассказывала детям про царя и прятала в сундуке длинные, расшитые по старой моде платья, которые раньше с гордостью носила, теперь же, считавшиеся роскошью, недопустимой для честного советского человека. Семья жила в большом просторном доме, имела большие земельные наделы, свой лес, поля, которые помогали возделывать наемные работники, несколько лошадей, коров и много других домашних животных и птиц, которые считались настоящим богатством в обедневшем селе. Все это вызывало сильную зависть у соседей и спустя несколько лет привело к тому, что семью раскулачили. Деда отправили в ссылку, больше о нем никто не слышал. Забрали дом, все хозяйство, а прапрабабушку с детьми выставили на улицу, разрешив взять ли то, что было надето в тот день на них. Бабушка рассказывала, что одним из ярких воспоминаний того времени, стал момент, когда у нее, 5-летней девочки, вырвали из рук простенькие подаренные отцом бусы. На всю жизнь она запомнила тот детский страх и слезы. Потом был голод, ютилась вся семья в маленьком домике прапрапрабабушки, которая приняла дочь с детьми после раскулачивания. Ели траву, ходили на поле собирать зерна пшеницы, которые оставались после уборки урожая на земле. Бабушку отдали в школу, где она смогла проучиться два класса, научившись писать и читать по слогам. Потом школу пришлось бросить, так как нужна была помощь дома, совсем не детская работа по ведению хозяйства и присмотру за младшей сестренкой, пока мать уходила на работу в колхоз. 
Когда бабушке исполнилось 16, началась война.
Все село работало, чтобы отправлять зерно и картофель на фронт. По обрывочным рассказам, мы узнали от бабушки, что был период, когда в селе были немцы. Местные жители прятали у себя в подвалах раненых бойцов, партизан и еврейские семьи. Однажды, когда бабушка возвращалась с поля домой, шла через лесную посадку, за ней свернул в лес немецкий солдат. Заметив это, бабушка попыталась убежать, прячась за стволами деревьев. Немец сначала что-то кричал ей, попытался догнать, потом озлобился и, достав пистолет, начал стрелять вдогонку, по мелькающему среди ветвей платью. Одна из пуль нашла свою цель, войдя в руку бабушки, чуть ниже локтя. К тому времени она уже успела добежать до края лесополосы и нырнуть в высокую пшеницу, продолжая пробираться в сторону дома. Немецкий солдат раздосадовано прекратил преследование. Ранение оказалось не серьезным, но пулю не извлекли, постарались скрыть это происшествие от немцев и не отправили бабушку к врачу. Пуля осталась в руке на всю жизнь. Уже более 60 лет спустя, когда я приезжала к бабушке на летних каникулах, она рассказывала эту историю и показывала пулю, которая была видна под кожей, как ощутимый бугорок рядом со шрамом от ранения.
С войны не вернулись два бабушкиных старших родных брата. Оба пропали безвести, и только сейчас, по архивам, которые были созданы на специальных сайтах МинОбороны мы нашли упоминания о местах, где они служили и значительных наградах, которые получили в первые годы войны. Уже живя с нами, бабушка просила найти хоть малейшую весточку о них и  радовалась, сквозь слезы, когда мы рассказывали ей о найденной в интернете информации.
О послевоенных годах бабушка говорила мало. К тому времени она вышла замуж, вместе с мужем начали строительство своего дома, родила двух сыновей. Жизнь налаживалась.
Когда дети подросли, бабушка отправила их на учебу в город. Говорила, что не хочет им такой же судьбы, как у нее, безграмотной, всю жизнь гнущей спину на полях колхоза. Сыновья разъехались, старший, мой дед, стал военным и был отправлен сначала в Вологду, потом в Москву, и позже, как опытный специалист, в строящийся военный городок под Волгоградом, где и живет наша семья до сих пор. Младший сын обосновался в Одессе.
Рано умер прадед-фронтовик. Прабабушка осталась совсем одна. Она очень радовалась выходу на пенсию, говорила, что теперь сможет спокойно заниматься своим хозяйством и возделывать землю. На тот момент у нее было два огорода, которые поражали нас, городских жителей, своим размахом, по 30 гектаров земли каждый. От края до края они засаживались картофелем - весной приезжал младший сын, помогая посадить, летом - внуки (мы с мамой), пропалывая и окучивая растения почти месяц, а осенью в отпуск приезжал старший сын, мой дед, помогая выкопать урожай. После чего все выращенное с таким трудом, продавалось закупщикам, принося деньги, на которые бабушка могла жить весь год, до следующего урожая, еще и присылая нам немного денег, в помощь.
У меня в памяти те годы, когда мы приезжали "на картошку" каждое лето, остались как лучшие воспоминания о детстве. Там я по-настоящему была счастлива. На одной улице, разделенные десятком домов, жили две мои прабабушки, у одной мы с мамой ночевали, а ко второй ходили на ужин каждый вечер, я, будучи ребенком, постоянно бегала от дома к дому. Много родственников, съезжались на лето, в сезон огородов, со всех концов России и Украины, поэтому часты были посиделки взрослых на лавочках вдоль дороги, за уютными разговорами, после дня работы.
Когда мы забрали прабабушку в город, она сильно тосковала по родному селу и по этим вечерам на лавочках. Она до последнего дня собиралась вернуться, даже когда отказали ноги, у нее иногда было сильнейшее желание идти, ползти, ехать назад, домой, на Украину. Она сползала с кровати, когда мы спали ночью или днем, когда все уходили на работу, и беспомощно сидела, прислонившись к дверному косяку в комнате, прося, когда мы возвращались, отвезти ее домой.
Она пережила смерть мужа, смерть младшего сына и младшей сестры от рака. Вынесла тяготы голода и нищенства в детстве, военные годы. Она видела историю СССР, почти с самого основания великой страны и ее падение спустя 65 лет, после своего рождения.
Человек из прошлой эпохи. Ей так странно было видеть каким стал мир сейчас. Первые несколько лет, после переезда к нам, она с упоением смотрела телевизор (в селе ее старенький черно-белый не работал уже долгие годы) и восхищалась парадам на Красной площади, службам в храмах на Пасху и Рождество, радовалась и удивлялась как ребенок, видя кадры с видами разных стран и городов. Многое ей было непонятно в нашем новом мире. Этот мир оставался для нее чужим.
Она тихо ушла во сне, в светлый праздник Вербного Воскресенья. В храме сказали, что в пасхальную неделю уходят хорошие люди.
Память о ней будет жить в нашей семье и передаваться с поколениями. 

3 комментария:

  1. очень трогательный и нежный пост. Спасибо, что поделилась с нами.

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо за такой трогательный рассказ. Мой отец пару недель не дожил до 80 и так же тихо. во сне, умер в канун Рождества.
    Наши старики уходят....В морей огромной по современным масштабам семье тоже уже нет бабушек, они ушли в 92 и в 93 года. Мы мало записывали их рассказы. А ведь у них за плечами = эпоха! Сейчас рассказываю внукам, которые застали бабушек (для них - прабабушек) совсем маленькими, рассматриваем фотографии. Часто спорим с дочерью, вспоминая их рассказы - наши воспоминания расходятся в деталях, запомнили по-разному, а может быть и рассказано было в разное время немного иначе....
    Светлая память ушедшим...

    ОтветитьУдалить
  3. Пусть земля ей будет пухом как и всем тем кто пережил тяготы того.И очень хорошо что вы там много успели узнать о той жизни,ведь не зря говорят мы живы пока о нас помнят!Ты знаешь может для тебя это покажется странным,но я в скрап пришла именно для того чтобы сделать альбом с фотографиями наших бабушек и дедушек.а для и пра-пра,хочется чтобы мои внучки и правнуки знали историю нашей семьи,жаль что поздно начала собирать информацию многих уже не с нами!) а ты молодец!!!!!

    ОтветитьУдалить